17 серпня
2017 р.
О несении креста
Господь наш Иисус Христос после того, как заповедал Своим последователям подражать Ему, понес свой Крест и добровольно распялся на нем ради спасения человечества. Ближайшие ученики не могли тогда уразуметь причины и необходимость подражания Учителю, так как они были далеки от мысли, что Сын Божий мог подвергнуться распятию.

Но не удивительно ли, что многие христиане нашего времени так же трудно уразумевают необходимость и неизбежность несения того креста, который имеется у каждого из них, и полезность, и спасительность подражания Христу? Насколько люди восхищаются величайшею заповедью Сына Божия о любви друг к другу, настолько они смущаются заповедными страданиями на земле для своего спасения. «В чем же тогда заключается искупление?» – вопрошают до сих пор многие христиане.

Сын Божий, излагая условия и пути спасения, сказал, что кто хочет идти за Ним, т.е. быть Его последователем, учеником, воспользоваться Его заслугами и совершающимся искуплением, должны отвергнуться себя, взять крест свой и следовать за Ним, а затем добавил еще загадочное изречение, в объяснение только что сказанного, а именно: кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Его и Евангелия, тот сбережет ее (Мф. 16:24-25; Мк. 8:34-35; Лк. 9:23-24). Это совершенно ясное объяснение неизбежности и необходимости крестоношения каждому христианину представляется многим до сих пор еще менее понятным. Почему нельзя воспользоваться заслугами Божиими, не страдая на кресте? Почему нельзя спасти свою душу, не погубивши ее?

Человечество, отрешаясь не от мирской жизни, а от духовной, без которой нельзя спастись, и представляя себе искупление, совершенное распятием Христа, не искуплением душ христианских, а восстановлением какого-то земного благоденствия, чуть не первобытного рая на земле, настолько заблуждается, что не хочет слышать о том, что у всех христиан есть свой крест, отстраняется от него, отвергает любовь Божию, соединенную с Его страданиями, скорбями и испытаниями, отказывается от жизни по Евангелию и в полном неведении, что губит свои души, воображает, будто сберегает их этим путем. Но чем же, какими средствами и мерами? Телесным довольством, покоем и развлечениями, беспечностью и наслаждениями. О, если бы люди были ангелами, то и тогда они такою жизнию сгубили бы себя и свои души! Христос потому и сказал, что кто хочет душу свою сберечь таким путем – потеряет ее.

Для сбережения или спасения души есть только один путь, пройденный Сыном Божиим, и на который Он и зовет всех желающих спасения. Это путь самоотвержения, несения своего креста и распятия на нем, страдания до самой смерти: путь, сберегающий душу, но мучительный для тела, плоти человеческой, путь, победительный для души и духа над страстями и греховными навыками, но губительный, следовательно, для грехов, путь исполнения заповедей Христовых и непослушания велениям духа злобы и лжи, путь плача, слез и скорби мирской, но радости, торжества и сладости духовной, путь распятия плоти, страстей и греха, но воскресения души.

Это путь разумения, что только неразумный мир считает плотские скорби и страдания потерею и гибелью души, но души христианские, искупленные неизъяснимою ценою, страданиями и Кровью Сына Божия, Господа Создателя и Вседержителя, о чем даже страшно и невыразимо больно помыслить, не могут, не должны, не смеют после этого усомниться в заповеданном правдой Божией и обязаны ради Христа своего и Святого Евангелия, всей цели своей жизни, всей радости своей, любви и благодарности к Спасителю устремляться вслед Господу и, не сгибаясь под тяжестью своего креста, а неся его в руках как знамя победы, идти на распятие, которое, – мы хорошо знаем это, – оканчивается воскресением! Все остальные пути – это не пути Божии, а человеческие, стремления не вслед Христу, а вслед врагу Христову и христианскому, не ради Спасителя, Его Святого Евангелия и любви к Нему, а ради себя и своего самолюбия.

«Возьми крест свой», – говорит Иисус Христос. Ведь не сказал Он: создай, сооруди себе крест. Христос также не избирал и не сооружал Себе Креста, не увеличивал тяжести его, а добровольно принял тот, который Ему был предопределен Отцом Небесным. Но какие это кресты, которые посылаются или даются христианам? Похожи ли они на Крест Христов? Нет, заслугами Христа эти кресты были видоизменены, облегчены, уменьшены, действительно, их не нужно уже нести на плечах своих и сгибаться под их тяжестью, а легко носить на своей груди. Они теперь внутренние, а внешние, тяжелые и непосильные, навсегда уничтожены победою христианства. Если это так, то не потому ли их забывают, сбрасывают с себя, даже не видят и не замечают многие христиане? Или они так срослись с телом нашим, что некоторые и не чувствуют их? Посмотрите, сколько есть, по-видимому, счастливых, беспечных, увлеченных земными радостями, молодостью, красотою, богатством или своими страстями, самодовольством! Где их кресты? Понятно, что многие сомневаются после этого в необходимости нести свой крест, когда возможно и не брать его вовсе. Но не самообман ли это? Внутренний крест, сросшийся с телом, нельзя ни взять, ни нести, а можно только закрыть, прикрыть от глаз своих и человеческих.

Всякий грех – уже внутренний крест, он недолго услаждает, а весьма скоро порождает скорби, страдания, испытания, которые поневоле переносят и молодые, и старые, и красивые, и богатые. Равнодушные мучаются от своего равнодушия, гордые терзаются самомнением, богатые страдают от сребролюбия, славолюбцы – от унижения. Грехи разоряют, лишают здоровья, уничтожают дарования, наполняют сердце унынием, тоскою, отчаянием. Все это кресты, и без них, как без врачебных мер, немыслимо излечить болящих душевно, сердечно и духовно. Есть только более видимые кресты для человеческих глаз, как многосемейность, бедность, одиночество, вдовство, потеря любимого человека, и менее видимые, как сердечные испытания, умственные болезни, нервные страдания.

Духовные болезни, естественно, могут быть излечиваемы только лишь духовными средствами. Так, надо понести крест унижения, чтобы сделаться смиренным, крест беспомощности и человеческого равнодушия – чтобы ощутить милосердие и всепрощение Божие и возлюбить Христа до желания идти за Ним, крест своеволия – чтобы охотно отдаться благой воле Господней, крест разочарования в светской жизни – чтобы ожить для Господа, крест собственной греховности и нечистоты – чтобы истинно покаяться и решить победить в себе греховность слезною молитвою ко Христу и Богоматери, крест пленения злым духом – чтобы возжаждать Божественной благодати и, испытав на себе непреложность каждого слова Евангелия, уразуметь учение Христа, крест борьбы, страдания, терпения и искушения – чтобы сделаться сознательным христианином, праведным человеком, способным на подвиги, и полезным наставником для других. Иначе нельзя уразуметь истины, приобрести духовное зрение, оказаться на пути Христовом, познать правду Божию, уверовать в будущую жизнь и, главное, понять беспредельную, несравненную, животворную, животворящую любовь Божию и воодушевиться познанием истины до решимости ответить Христу: «Иду за Тобой, милосердный Господи, хочу спастись!»

О чем спорят люди, зачем пререкаются, сомневаются, умствуют и бедствуют? Ведь смерть неизбежна! Многие, которые были нам дороги, близки, незаменимы, ушли, переселились в вечные обители. А мы куда пойдем, за кем пойдем? Ведь мы хотим быть там же, с ними опять, среди любимых и любящих... Хотим быть там, где Бог наш, Создатель, Спаситель, Иисус Христос – единая, бесконечная радость, жизнь наша, любовь и отрада, и не решаемся здесь, на земле, вступить на этот крестный путь с самоотвержением, а стоим при дверях его, и, устрашаемые временной, неизбежной, телесной болью, малодушествуем и даже молим: «Да мимо идет час скорби!»

Господь и эту молитву слышит, но спрашивает: «А какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за свою душу?!» (Мф. 16:26). Аминь.

Священномученик Серафим (ЧИЧАГОВ)

Публикуется в сокращении


Святитель Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился 9 января 1856 года в Санкт-Петербурге в семье военного. По благословению родителей окончил Пажеский корпус и Артиллерийскую академию, после чего отправился на военную службу.

В 1877 году участвовал в Русско-турецкой войне, был отмечен боевыми наградами. По возвращении в Петербург написал несколько книг о героизме солдат, о смысле жизни, о смерти. Глубоко тронутый страданиями раненных, приступил к изучению медицины, издал двухтомник «Медицинские беседы».

С 1878 года духовно окормлялся у праведного Иоанна Кронштадтского. В возрасте 23 лет женился на Наталье Дохтуровой, со временем стал отцом 4-х дочерей.

В 34 года неожиданно для окружающих оставил воинскую службу, переехал в Москву, занялся изучением богословских наук. В 1893 году (37 лет) был рукоположен во священника, в 1898-м, через 3 года после смерти супруги, принял монашество. Подвизался в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, служил настоятелем Суздальской Спасо-Евфимиевой обители (с 1899 г.), Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря (с 1904 г.).

В 48 лет хиротонисан во епископа Сухумского. До 1917 года служил в Сухуми, Орле, Кишиневе, Твери. Открывал приюты, больницы, приходские советы, боролся с ересью и сектантством.

После Октябрьской революции изгнан большевиками из Тверской губернии, жил в Москве.  В 1921 году по обвинению в преступлениях против советской власти впервые подвергнут аресту и заточен в Таганскую тюрьму, которую покинул в 1922-м. Около года провел в ссылке в Архангельской области, по возвращении жил в Москве.

В апреле 1924 года арестован по обвинению в организации торжеств в честь прославления Серафима Саровского в 1903 году. Стараниями Патриарха Тихона освобожден из-под стражи, уехал в Воскресенский Феодоровский монастырь.

С февраля 1928 года – митрополит Ленинградский и Гдовский. Вызывал раздражение советской власти ревностным отношением к богослужению и широкой проповедью, что расценивалось как антисоветская пропаганда. В октябре 1933-го из-за слабого здоровья отправлен на покой.

В ноябре 1937 года в возрасте 82 лет в очередной и последний раз арестован. Находясь в состоянии тяжёлой болезни, вынесен из дома на носилках и доставлен в Таганскую тюрьму. Расстрелян
11 декабря по приговору тройки НКВД на Бутовском полигоне.


Газета «Православная Винниччина», №7 (47), июль 2017 г.