26 жовтня
2017 р.
О христианском призвании и служении женщины
«Во Христе, – говорит апостол, – несть мужеский пол ни женский» (Гал. 3:28): вседействующая благодать Божия во Христе равно изливается и на женскую душу, как и на мужскую, а потому и все блага Царства Христова доступны столь же и жене, как мужу...

Однако звание христианское и благодать Божия не подавляют и не уничтожают и природных свойств женской души и природы в ее отличии от мужеской половины человеческого рода. Напротив, эти природные свойства женщины в христианстве лишь получают высшее благодатное освящение и, в свою очередь, служат к более полному воплощению христианства в жизни человечества.

Читая Евангельскую историю, мы не можем не заметить, что жены самых неодинаковых общественных положений оказывались, как бы преимущественно пред мужами, восприимчивыми к благодатному воздействию на них личности Божественного Учителя и Его учения. Нигде в Евангелии не говорится о каком-либо проявлении злобы и вражды к Господу со стороны жены. Напротив, жена всюду пытается, где только может, умягчить тернистый путь Господа, особенно в последние дни Его земной жизни. Не только те избранницы, во главе которых стояла святая Мария Магдалина, являли нежную, трогательную любовь к Господу, но подобное творили и жены, не принадлежавшие к их кругу: жена Пилата делает трогательное, хотя и не достигшее цели, усилие спасти жизнь Величайшего Праведника (Мф. 27:19); целый сонм иерусалимских жен плачет и рыдает о Спасителе, ведомом на распятие (Лк. 23:27). И нужно ли говорить, что здесь вместе с природной сострадательностью сказывалась и глубокая восприимчивость к спасительному учению Господа? О жене Пилата предание свидетельствует, что она вскоре сделалась христианкой (с именем Прокула). Вспомним еще о жене Хананеянке, веру которой назвал великою Сам Господь (Мф. 15:28), и о жене грешнице, многие грехи которой простил Он за то, что она возлюбила много (Лк. 7:47). 

Своим послушанием гласу Господа, своей любовью и преданностью Ему жены, упомянутые в Евангелии, как бы стремятся загладить грех непослушания и нелюбви к Богу со стороны Праматери Евы и предваряют мужей в усвоении учения евангельского и жизни во Христе. Воодушевленные силою веры и самоотверженной любви, они чувством предваряют и углубляют то, что затем разрабатывается просвещенной мыслью и учением апостолов. 

Будучи по природе существом более страдательным, чем деятельным, женщина обладает душою особенно нежной, чувствующей, впечатлительной ко всякому новому влиянию, особенно же к божественному веянию благодати. А так как дело веры и благочестия коренится в сердце и питается сердечной теплотой благоговения и молитвы, то в совершении святых подвигов веры и благочестия жена нередко идет и должна идти впереди мужа. Если в Евангелии первыми провозвестницами и проповедницами воскресения Господа явились жены-мироносицы, то в истории просвещения народов светом Евангелия особенное значение имели женщины, бывшие нередко первыми светочами и насадительницами святой веры в своем народе, например, у нас святая равноапостольная Ольга. Женское сердце способно дать жизнь и теплоту в той священной области веры, где мужской рассудок может порождать холод и мертвенность.

Для святого подвига веры и благочестия у женщины есть особая, ей по преимуществу принадлежащая, область – область семьи. Семья христианская есть малая Церковь и первоначальная община, в которой полагаются начатки тех явлений, из которых затем слагается общественная жизнь во всем ее разнообразии. Выступая на общественную деятельность, каждый из нас приносит с собою черты и особенности духа, выработавшиеся в тишине родного крова. Душею же тесного домашнего крова, хранительницей святости семейного очага является и всегда должна оставаться женщина, в качестве ли матери, супруги, сестры или дочери. Женщина должна – силою присущей ей теплоты веры и чувства – созидать в своем доме такую атмосферу, при которой все бы здесь дышало благочестием, молитвою, теплой верою и любовью.

В этой малой Церкви нет святее обязанности, как воспитание детей по духу Христову, и эта святая обязанность с первых дней бытия дитяти вверяется Богом, Церковью и самой природой материнской любви. Церковь и общество всегда с самыми живыми надеждами и вместе тревожными опасениями взирают на семьи как духовные питомники, приготовляющие для них будущих членов. И сколько знает история Церкви таких героев веры и благочестия, истинных исполинов духа, которые были обязаны большей частью своей духовной высоты и совершенства воспитанию в семье, более всего со стороны матери. 

С воспоминанием о святом Григории Богослове нераздельна мысль о воспитавшей его благочестивой матери Нонне, в житии святого Василия Великого вы непременно читаете о святых женах матери его Емилии и старшей сестре Макрине, столь много сделавших для воспитания будущего подвижника; память великого Иоанна Златоуста неотделима от мысли о матери его Анфусе, всем пожертвовавшей для воспитания сына. Церковь не имела бы в числе знаменитых учителей своих блаженного Августина, если бы Промысл не уготовал его обращение чрез увещания, молитвы и слезы матери его Моники.

Святая Мария Магдалина с древними евангельскими женами примером своим дают видеть и современной женщине также меру и способ участия и в более широкой области – жизни общественной. Как эти жены появлялись в обществе лишь в деле служения любви, так и для жен всех времен широкое и разумное участие в общественной благотворительности есть самая естественная форма участия в общественной жизни. Высокий пример благочестивейшей государыни Марии Феодоровны, под покровительством которой находится столько благотворительных и просветительных учреждений, да ободрит и всех дщерей отечества нашего к посильному участию в святом деле любви и благотворительности, частной и общественной.

Некогда, в тяжкое время для ветхозаветного Израиля, пред наступлением вавилонскаго плена, пророк Божий, утешая народ Божий, изрек: «Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа» (Иер. 31:22).

Будем, братие, и мы молить Господа, чтобы в трудные времена, переживаемые нашим отечеством и нашей Церковью, Господь сотворил на спасение нового Израиля новое: пусть спасется наша жизнь, наше благо, наша вера не самонадеянной крепостью и мудростью мужа, но смирением, теплотою веры и любви жен благочестивых.

Священномученик Александр ГЛАГОЛЕВ

1907 год. Публикуется в сокращении

***

Священномученик Александр Глаголев родился в феврале 1872 года в селе Покровское Тульской губернии в семье священника. Окончил Тульскую духовную семинарию (1894), Киевскую духовную академию (1898), в 1900-м защитил докторскую диссертацию по теме «Ветхозаветное Библейское учение об Ангелах». 

Преподавал в КДА, пользовался авторитетом среди коллег. Знал 18 древних и новых языков, будучи пожилым человеком, изучал итальянский. 

Был большим специалистом в вопросах библеистики; входил в состав Комиссии по научному изданию славянской Библии, участвовал в издании Православной богословской энциклопедии, публиковал статьи в церковных журналах, был одним из авторов комментариев к «Толковой Библии» Александра Лопухина.

В 1903 году рукоположен во иерея, с 1914-го – протоиерей. 

В качестве эксперта по вопросу об употреблении иудеями человеческой крови привлекался к предварительным следствиям по «делу Бейлиса» (1913); заключения священника легли в основу оправдательного приговора обвиняемому.

Служил в киевском храме Николы Доброго, после его закрытия в 1934-м – в церкви Николая Набережного. 

В первой половине 1920-х годов продолжал неофициально читать лекции студентам КДА, после ареста в 1923 году ректора академии епископа Василия (Богдашевского) фактически исполнял его обязанности. После окончательного прекращения занятий в академии (1924) преподавал на богословско-пастырских курсах.

Впервые был арестован в 1930 году, второй раз – 20 октября 1937 года (обвинен в членстве в «фашистской организации церковников»). На допросах держался независимо, во время следствия подвергался страшным избиениям.

Умер 10 ноября 1937 года на допросе, как утверждалось в рапорте следователя, от «сердечной недостаточности». В решении прокуратуры о реабилитации стояла другая причина смерти – «от чрезмерного использования мер физического воздействия». 

Похоронен на Лукьяновском кладбище. Канонизирован как священномученик РПЦЗ.

Газета «Православная Винниччина», №9 (49), сентябрь 2017 г.