23 квітня
2018 р.
О двух образах жизни христианской

Церковь не должна забывать, что она все-таки в мире, в мире нечестивом и, по существу, ей враждебном, который при всяком случае стремится и может дать ей почувствовать вражду свою. Ей, пока она находится в условиях мира сего, не должно мечтать о покое: она должна непрестанно воинствовать под знаменем креста.

Вступив на путь «мирного» сожительства с государством, стихией мирской, Церковь стала забывать свой сверхмирный характер, и ее дальнейшее существование может быть охарактеризовано словами одного ученого историка и философа, благоговейного почитателя и исследователя библейских пророчеств. Истолковывая одно место из Апокалипсиса, он говорит по поводу его: «Церковь будет существовать под владычеством земных государств, которые станут покровительствовать ей и вместе порабощать ее... И в самом деле, в течение 18-ти веков положение, принятое государством относительно Церкви, может быть выражено столько же словом: благоволение, сколько и словом: порабощение. Тем не менее Церковь «облечена в солнце» (Откр. 12:1.), и пусть она никогда не забывает этого. Она есть светильник для мира, а светильник не должен гореть под спудом. Она призвана просвещать весь мир и приводить к Истине всех, кто есть от Истины. Такова, до времени, единственная задача ее относительно мира».

В другом месте того же исследования читаем: «Зная даже, что врата адовы не одолеют Церкви, она не должна опочивать в безопасности. Между семенем жены и змием Сам Бог положил вражду (Быт 3:15.), которая должна продолжаться до конца. И не преследования только, но и все другие способы вражеские употребит теперь сатана. Стало быть, в особенности теперь нужно Церкви облечься «во вся оружия Божия» (Еф. 6:11), быть в состоянии носить их и с решимостью употреблять. «Кровью Агнца верующие победили» (Откр. 12:11), но на завоеванном этой победой поле нужно им одерживать новые победы. Торжеством своего Вождя мы обязываемся к постоянным новым торжествам, точно так же, как, умерши раз во Христе, должны «постоянно умерщвлять уды, яже на земли» (Кол. 3:3,5, Рим. 6:2-14)...

В настоящее время Церковь больше всего должна стараться не сообразоваться веку сему. Как опасно для нее, когда она не находится в борьбе с князем мира сего, когда благоденствие и комфорт лишают ее воинственного огня, и она перестает быть странницею на земле! Насилия и угрозы ничего не могли сделать с нею, но враг попробует употребить хитрость и обольщающее коварство – и Церковь падет!.. Апокалипсис (и не один Апокалипсис) предвещает глубокое падение Церкви, предвещает унижение ее даже в уровень с миром».

Итак, и голос науки, не отрекшейся от Единого Источника Истины – Христа, и, что несравненно важнее, голос самой Церкви Христовой, идущий из богослужебных недр ее, согласно утверждают, что мученичество, как следствие гонений, и самоумерщвление, как добровольный подвиг, – суть два неизменных с существом пути Христова, неразрывно связанных образа жития христианского. Может не быть в известную эпоху первого образа жития, но тогда необходим второй (но не исключаемый, впрочем, и первым) – для сохранения истинного русла Церкви, для соблюдения чистой веры, непостыждающей надежды и нелицемерной любви. Когда же отсутствуют в церковном обществе или слишком бледнеют тот и другой образы жития, то это печальный признак духовного омертвения общества и его богооставленности.

И я думаю, что пред разразившейся над нашими головами катастрофой, начавшейся с 1914 года и постепенно углубляющейся, наша Церковь находится именно в этом состоянии быстро растущего падения, растления, омертвения. К ней применимо слово Господне, обращенное к ангелу Сардийской церкви: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3:1).

И если вы, мои дорогие, не поленитесь хорошенько припомнить то время и попристальнее всмотреться в тогдашнюю жизнь «святой Руси» сверху донизу (в этом отчасти помогут вам мои предыдущие письма), то едва ли вы, положа руку на сердце, по христианской совести, пожалеете, что «светильник нашей Церкви был сдвинут» со своего места благодеющею рукою Промысла и отдан (и доселе отдается) на попрание врагам. Нагар на этом светильнике был так велик, копоть поэтому от него была так сильна, что потребовалось Правосудием и милостью Божией бросить его «в великое точило гнева Божия» (Откр. 14:19, 19:15), чтобы «истоптанный» в этом точиле отстал нагар, очистился светильник и засветил чистым Светом Христовым.

Истинно так, друзья мои: жалеть «церкви прошлого» нечего – это сожаление свидетельствовало бы только о том, что мы живем «плотским мудрованием», стелемся помыслами по земле, едим пищу «змия» – и забываем Христа, «Божию Премудрость и силу», забываем, что «наше житие на небесех есть» (Флп. 3:20) (не будет, а есть, должно быть теперь), что мы должны питаться хлебом небесным.

Печальные события церковной жизни последних лет, всем вам хорошо известные, суть прямо непосредственный результат прежнего, давнишнего недуга Церкви, результат и обнаружение его. В происходящей разрухе церковной нечего винить «внешних»: виноваты неверные чада Церкви, давно гнездившиеся, однако, внутри церковной ограды. Благодетельной десницей Промысла (а не сатанинской злобой большевиков) произведен разрез злокачественного нарыва, давно созревшего на церковном теле; удивительно ли, что мы видим и обоняем зловонный гной, заливающий «Святую Русь»? За разрезом последовал процесс выдавливания гноя, который продолжается и доселе. Этот мучительный процесс необходим для очищения и оздоровления тела. Неизбежна боль в месте надавливания, но этою болью покупается здоровье всего организма, предохраняемого ею от заражения.

Оставляя в стороне метафору, скажу прямо. При отвержении церковным обществом второго образа христианского жития (см. выше о нем), необходимо, для спасения верующих, появление первого. Вспомните слова еп. Игнатия Брянчанинова в предыдущем моем письме к вам: «подвигов нет, духовных руководителей нет, – скорби заменяют все».

И скорби, выпавшие на нашу долю, на долю современных чад Церкви, имеют особенно глубокое и спасительное значение: они углубляют ров между верой и неверием; переводят колеблющихся в своем религиозном сознании и жизни между Христом и миром на ту или другую сторону, разрешая богопротивную «теплохладность» или в горячность веры, или в холод неверия; выделяют, выявляют и ставят на свое, свойственное их действительному духовному нутру, место незаконно укрывшихся под кровом православия; они всех заставляют отдать себе отчет в подлинном их уповании (1 Пет. 3:15), размежевывают области Христа и антихриста, приуготовляют настоящих слуг Тому и другому, причем, говоря словами одной церковной молитвы, способствуют «благим во благодати пребывати, средним лучшим быти, согрешающим в исправление приходити».

«Тайна беззакония», раскрывающаяся в наши дни с исключительной силой и в своеобразных формах, не должна смущать истинных чад Церкви, верующих в несокрушимость «дома Божия». Как грядущий антихрист, так и его мелкие, но многочисленные предтечи и слуги не страшны чадам Церкви, крепко держащимся за этот «столп и утверждение истины». Ухищрения и козни слуг миродержца гибельны для тех, которые «не приняли любви истины для своего спасения». За это неприятие «пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи» (2 Фес. 2:11). «Ходящие же в истине», которых ублажает возлюбленный ученик Господа, застрахованы от этого пути гибели Истиною, живущею в них, ибо, по слову того же ученика Христова, «Тот, Кто в них, больше того, кто в мире» (1 Ин. 4:4).

Итак, не кручиньтесь, друзья мои, при виде потрясений которые переживает наша Церковь: они необходимы для уврачевания церковного тела, изъязвленного язвами многими и застарелыми. Истинно, не кручиньтесь, а лучше подивитесь великой мудрости Божией, претворяющей действие «тайны беззакония» в преуспеяние «тайны благочестия», – ибо в то время, как враги Церкви Божией дышат сатанинской ненавистью к ней и употребляют все усилия, чтобы истребить на земле память о Невесте Христовой, последняя, стряхивая с себя многообразную нечистоту, прилипшую к одежде ее, начинает являть все более проясняющийся светлый лик свой. Таинственно руками нечестивых Господь творит святую и благодеющую волю Свою, омывая исповедническою и мученическою кровию Свою невесту.

Мученик Михаил НОВОСЕЛОВ

Письма к друзьям. Письмо 10 (фрагмент)

Мученик Михаил Александрович Новоселов родился 1/13 июля 1864 года в с. Бабье Тверской губернии. Происходил из старинного священнического рода. Окончил МГУ (1886), в молодости был активным толстовцем, находился в переписке с Л.Н. Толстым. В конце XIX века прекратил отношения с писателем из-за его открыто выраженного, резкого неприятия божественности Христа. Вернулся в Церковь, взялся за миссионерское дело. С 1902 года издал вместе с единомышленниками 39 книг основанной ими «Религиозно-философской библиотеки» и еще более 20 специальных изданий. В 1912 году избран почетным членом Московской духовной академии. Активный общественный деятель, участник религиозно-философского кружка и благотворительно-просветительского братства святителей Московских. В 1922 году после обыска, произведенного ОГПУ, перешел на нелегальное положение. Написал «Письма к друзьям», богословскую работу, где старался отвечать на актуальные вопросы современной действительности. Из-за этих «подрывных» писем был арестован в 1929 году и уже не вышел на свободу – тюремные сроки под разным предлогом продлевались. Расстрелян 20 января 1938 года в вологодской тюрьме 73-х лет отроду.

Газета «Православная Винниччина», №4 (56), апрель 2018 г.