10 июля
2018 г.
О послушании разумном и слепом

Послушание имеет два значения. Первое – это дисциплина, которая требуется во всех человеческих учреждениях – на работе, в армии, в тюрьме, в школе – где угодно. Второе – термин аскетический – определенные отношения между старцем и учеником. Как устанавливаются эти отношения?

Если кто-то хочет научиться играть на скрипке, то ищет мастера, кто может его научить. В чем угодно – если мы хотим чему-то научиться, мы всегда ищем человека, кто может нас научить. Так и если кто-то ищет духовной жизни, правильной, то ищет того, кто мог бы научить его пути духовной жизни.

Скажу вам прямо: путь послушания предполагает безусловное подчинение старцу, постоянное нахождение со старцем, постоянное, то есть в течение дня, может быть, даже многократно, откровение ему всего, что в моей душе есть, откровение помыслов. Поэтому послушание возможно было только среди монашествующих, в монастырях или в скитах, которые требуют совместного жительства по монашескому чину. Только, повторяю, это должно быть постоянное совместное жительство, постоянное исповедование всего своего состояния.

Рассмотрим, каким образом такие отношения вступали в силу. Если кто ищет духовной жизни и узнает, что где-то есть вот такой духовный человек или святой человек – что требуется? Что говорят Святые Отцы? Иоанн Лествичник, великий учитель монашества, пишет: «Прежде, нежели отдаться кому-либо в послушание, узнай этого, искуси этого, испытай этого старца. Чтобы не оказалось, что ты вместо кормчего попадешь на простого гребца, и вместо пристани не попадешь на камни, и разобьется корабль твой». Предупреждает, что, оказывается, нельзя вдаваться кому-либо в отношение послушания, тщательно не узнав, не познакомившись с этим человеком.

Это знакомство подчас предполагает немалый срок времени. В монастырях это проще. До этого времени человек пользуется советами этого старца. Советы, которые дает духовник, уже открывают ученику, кто есть этот старец. В течение долгого времени он пользуется советами старца, читает в то же время Святых Отцов, может разговаривать с другими наставниками по каким-то вопросам, которые ему оказываются неясными. Таким образом, при ближайшем, долговременном знакомстве с этим духовником он, наконец, убеждается: да, это поистине святой человек, наконец, я нашел себе руководителя. Тогда он идет к нему и просит принять его в качестве послушника.

Скажу вам прямо: в 999 случаях из 1000 этот послушник получит отказ. Редко-редко мы видим в истории Церкви, когда действительно духоносные старцы принимали в послушничество себе, в послушание учеников. Пользовались советом очень многие. В послушании – единицы, редчайший случай, это поразительная вещь. Может быть одна причина этому, может быть две.

Первая причина в том, что истинный духоносный человек, истинный святой человек глубоко смиренен. Он видит сам свое недостоинство, свою греховность, свою неспособность и так далее – «Мне ли тобой руководить, когда я хуже тебя».

Вторая причина – они видели души тех, кто приходил к ним, и видели, может ли этот человек действительно расти духовно, быть истинным послушником. И оказывается, таковых всегда было ничтожное число. Одного старца спросили: «Почему не стало сейчас старцев?» Он ответил: «Потому что не стало послушников».

Ведь мы думаем, послушник – это что такое? Вот прикажи что сделать – внешнее мы все исполним, пожалуйста. Это ничего не стоит. И к этому примитивному образу мы сводим послушание. Разве в этом оно состоит? Да, эти вещи присутствуют, но это только внешняя сторона. Послушничество состоит совсем в другом – во внутренней духовной работе над собой, во внимании себе, в непрерывном понуждении себя к молитве, к внутреннему смирению, а не внешнему только. Оказывается, послушание – это вещь очень непростая. И поэтому послушание всегда было большой редкостью.

В книге «Дневник последнего духовника Оптиной Пустыни иеромонаха Никона Беляева» показан очень хороший образ – он, Никон, был послушником у Оптинского старца Варсонофия. Какое было поведение старца в отношении послушника? На равных. Потрясающая простота отношений. Мне чуть-чуть удалость это на одном примере видеть в реальной жизни – никакого «сверху вниз», никакого диктата, никакого насилия, никакого принуждения человека, никакого порабощения человека нет. Это удивительное дело. Вот в этой книге это прекрасно показано, никакого порабощения. При строгости жизни не к насилию, не к рабству, не к покорению человека ведут эти отношения, а, напротив, к внутренней свободе личности.

Итак, видите, что такое послушание? Постепенность. Начинается с жизни по совету, тщательное узнавание человека, старца. И потом, если примет старец, что очень маловероятно, – стать его послушником. Это замечательно, но такие вещи всегда были большой редкостью, и они были только среди монашествующих. Сейчас – увы, увы...

Сейчас мы видим глубокое искажение этих отношений. Это беда. Сейчас послушниками становятся мирские люди, женщины и мужчины, молодые и старые. И набирает батюшка, и ходит, и вокруг него круг послушников идет. Все они в беспрекословном послушании. Не один, как у Варсонофия Оптинского – один Никон! Десятки, сотни, тысячи в беспрекословном послушании. И какие отношения – приказы! Как огня надо бояться «духовников», которые направо-налево решают сразу судьбы людей, решают во мгновение ока. Какой кошмар! Что на себя только может брать человек! Это или жестокая прелесть, или психическая уже пораженность человека, больной человек. Это факты из реальной жизни, это беда буквально нашего времени. В результате создаются своего рода секты внутри Православной Церкви.

Великая благодарность святителю Игнатию Брянчанинову, благодарность святителю Феофану Затворнику, которые писали о послушании как о великом делании, но которое, увы, стало уже достоянием истории. В наше время, пишут они из глубочайшего опыта, остается одно: отношения советования. Великое благо, если вы найдете человека, более духовного, более разумного, более знающего учение Церкви, Святых Отцов, с которым вы можете посоветоваться. И они при этом подчеркивают очень интересную и важную вещь: отношения совета совсем другие, нежели отношения в послушании.

В послушании все беспрекословно, но это достояние редчайших людей. В советах – нет. Если видит человек, что здесь что-то не в порядке, это противоречит, допустим, учению или вызывает сомнение, человек всегда может поговорить на равных со своим духовником. И он должен будет получить объяснение. И не какое-нибудь объяснение, а такое, как давал Нил Сорский, например, и Оптинские старцы – от Святых Отцов. «Вот, посмотри, вот такой Святой Отец пишет по этому вопросу вот так и так. Видите, почему? Я тебе не приказываю. Я тебе просто объясняю. Ты смотри».

Лжедуховник всегда заражен гордостью, поэтому у него всё – приказы, категорические утверждения, беспрекословное послушание. Забыли о святом аскетическом принципе послушания, которое имело место только между старцем и, может быть, одним-двумя учениками, и то – у кого? – у действительно поистине святых людей.

Сейчас отношения могут быть только совета. Вот это нужно иметь в виду, потому что напала буквально на нашу Церковь тяжелая болезнь – лжестарчество. Смотришь – молодой человек, 30 лет, он уже старец, просто потому, что сан принял. Уж если еще и монах, тут вообще беда. Когда Серафим Саровский вышел к людям? Сколько он подвизался? Когда Нил Сорский? Вы посмотрите на тех святых. А сейчас что творится? Так что нужно крайне бояться этого. Потому что такой человек, будучи зараженным духом гордости, и человека, и всех тех, кто его слушается, поведет по тому же пути в прелесть, то есть по пути к погибели. Это нужно ой как твердо знать сейчас, и этого опасаться всячески.

Профессор Алексей Ильич Осипов

По материалам Alexey-osipov.ru

Газета «Православная Винниччина», №6 (58), июнь 2018 г.